cocaine006
вселенная сосёт
Название: Проблематично
Фендом: Death Note
E-mail: ru101@inbox.ru
Автор: Telena
Бета: mad_Misaki
Дисклеймер: не мое
Рейтинг: NC-13
Пейринг: L/Лайт
Жанр: Continuation
Статус: закончен
Размещение: где хотите, только укажите меня как автора.
Предупреждение: фик вписывается в аниме, но меняет немного смысл последнего. Собственно смерть одного из персонажей.

 

 

глава 1.

 

Лайт хотел было встать, но звон цепочки заставил его замереть и прислушаться.

- А, проснулся?

Вечно он забывает спросонья, что скован. Скован наручниками с этим странным лохматым чудиком.
Парень покосился на L, невозмутимо сидящего все в той же коробящей человеческое достоинство позе. Тот будто бы и не спрашивал ничего. Уставился в монитор как макака на толпу за решеткой в зоопраке. Мертвый свет экрана подсвечивает лицо, делая его и без того бледным, лишь черные глаза как бездонные дыры в теплой темноте комнаты. Это другая чернота: глухая и молчаливая. Если ночь Лайт по-своему любил, со всей ее прозрачностью и легкостью бытия, где мир будто замирает, чутко прислушиваясь к странным существам-людям, то глаза этого парня - бронированное тонированное стекло, за которым ничего не видно. Черты его скучающего лица порой оживают, но сами глаза только отражают мир снаружи, как зеркало. Зеркало, что пожирает твою душу.

Лайт повернулся с боку на бок и крепко зажмурил глаза, отгоняя наваждение. Сон окончательно ушел, а вот потребность, прогнавшая его, настойчиво пульсировала внизу живота. Мог бы и привыкнуть за эту неделю, но врожденная брезгливость в совокупности с воспитанием била тревогу. Огромным усилием воли Лайт открыл глаза.

- L, мне пройтись надо.
Лохматый обернулся с таким выражением лица, будто только заметил, что тот проснулся.
Ненависть вспыхнула и забурлила в груди. Ну почему? Почему он так ненавидит его? Они вместе ищут Киру, к тому же он впервые встретил кого-то равного себе по интеллекту. Только потому, что тот подозревает в нем Киру?
- Надо будет завтра заказать Ватари цепочку подлиннее, - L поднялся со своего насеста и подошел к кровати. Длины наручников как раз хватало, что бы Лайт мог зайти в туалет.
Помыв руки и ополоснув заодно лицо, вернулся в комнату, сел на кровать. L, казалось, не собирается возвращаться к компьютеру. Присмотревшись, Лайт вдруг понял, что тот спит, сидя с открытыми глазами. Экран мигнул, и пошла заставка. Не зная, что делать, Лайт посидел еще немного, потом лег, стараясь не звенеть наручниками. L продолжал сидеть. Как это ему удается? Оперся головой на сложенные на коленях руки и мерно дышит.
Спал он за эту неделю, наверное, часов 10 всего. Вот организм и не выдержал. Решившись, Лайт приподнялся, приложил осторожно одну руку к спине парня, страхуя, другой подтолкнул, заставляя лечь. Удивительно легко L поддался движению, только повернувшись во сне на бок и поджав колени к груди. Лицом к Лайту. Постель, конечно, широкая, но Лайт оказался практически прижатым к краю. Только упасть ему и не хватало, а перебираться на другую сторону... Желание случайно не разбудить спящего с неожиданной силой всколыхнулось и осознанным порывом затушило остатки тлеющей тупой ненависти.
"Почему я его ненавижу? Не могу вспомнить что-то важное, что-то связанное с его умом, его наглостью и самоуверенностью. Не могу вспомнить, не могу..."
Примостившись более или менее удобно на краю кровати, Лайт вдруг ощутил бездну совсем рядом, будто его прижали к обрыву, а духу сигануть вниз не хватает.
Заставка на мониторе все так же мигает, освещая всполохами узкое пространство между лежащими телами. И здесь пропасть. Лайт явственно ощутил, что эта щель между ними намного опаснее бездны за спиной. Да, точно, его ненависть так же связана с этой опаснотью. Значит, и правда все дело в его подозрениях. Неоправданных подозрениях. Мыслеобраз "неоправданных" придал уверенности, и Лайт протянул руку, словно мост надежды. Закружилась голова. Внутренне напрягшись, парень почувствовал что падает, нет, летит со сверхзвуковой скоростью в непроглядную тьму чужих глаз. И не видно дна. И тело сходит с ума, сжигаемое спазмами ежесекундной готовности к удару. Паника. Пальцы коснулись тонких губ, и падение замедлилось. Проведя уже осознанно подушечной большого пальца по оказавшимся горячими на ощупь губам, Лайт понял, что пропасть где-то там, внизу, но здесь под ногами твердая и надежная опора.
Глаза моргнули. И бездна поглотила его. Опора ушла из-под ног, и не оказалось рядом ничего, за что можно уцепиться. Миг облегчения нагло обернулся недосказанным признанием в ...

L прищурился, впитывая панику в широко раскрытых карих глазах, и властно перехватил отдернутую руку.

Пропасть под ногами и один шанс удержаться, один рывок. Страх и полная неспособность соображать.

Лайт сжал ладонь в ответном жесте и вдруг потянулся к лицу L, и прижался губами к его губам. Так близко эта теплая гавань чужих глаз. L понял, что забыл, о чем думал все это время, зачем перехватил руку, зачем... Почему не может пошевелиться и оттолкнуть подозреваемого.

«Глупо все это», - мелькнула в голове Лайта здравая мысль. - «Лежу, прижавшись губами и... И что дальше? Это даже на поцелуй не похоже».
Мягко приоткрылись тонкие губы.
Да что с ним? L весь напряжен как пружина. Вполне понятно, если это у него в первый раз. Лайт сам никогда не целовался с парнем, но...
Он вдруг понял. В первый раз...
Рывком скатившись с кровати, Лайт вскочил на ноги и уставился в ошеломленные широко раскрытые глаза. Не красавец, конечно. От этой мысли напряжение, сковавшее его тело, спало, глаза сощурились и стали жесткими. L уловил резкую смену в его настроение, и это ему совсем не понравилось. Будто... Будто смотришь в глаза смерти перед самым роковым ударом. Ты еще не знаешь, что произойдет, а она уже ждет, приготовилась... L сел на кровати, поджав ноги. Что-то дало ему преимущество надо мной, Лай... Кира понял что-то, что он может использовать против меня. Почувствовал, что я хочу его? Не мог.
Ресницы L затрепетали, и вновь он прямо посмотрел на Лайта. Опять это тонированное стекло. Умеет он контролировать себя, только с такой ситуацией явно не сталкивался. Ненависть в груди, почувствовав, чем может поживиться, вспыхнула, осветив карие глаза золотым сиянием. Лайт с независимым видом опять лег на кровать, уставившись в потолок. Глаза, все так же сияющие, медленно закрылись.

L внимательно присмотрелся к его лицу, прислушался к мерному спокойному дыханию и тоже лег, ближе к другому краю пропасти и заснул тревожным сном.

 


глава 2.

 

- И все же, кому сказать - не поверят...
Лайт в последний раз сполоснул лицо и взялся за полотенце.
Выходя из ванной, парень бросил взгляд на постель. L все еще спал. "Он что, теперь за всю неделю отсыпаться будет? Уже десять часов".

Лайт мысленно пожал плечами и сел за компьютер. Взломать нехитрые пароли трудностей не составило. Конечно, L заметит потом, но эти данные ему тоже нужны.
Таксс... Лайт присвистнул: выкладки по личности Кире поражали. Объединенные результаты психологических, социальных, криминалистических исследований, статистик и экспертиз, личные наблюдения L... Идеальный преступник для идеального полицейского. Лайт почувствовал некий дискомфорт, вчитываясь в текст.
Что-то было неправильно. Невидимые тиски заставили сердце биться чаще. Лайт обернулся к кровати и встретил внимательный взгляд непроницаемых черных глаз.

- Интересно?
- А ты неплохо поработал. Почему этих данных нет в общей базе?
- Потому что я только ночью закончил. К тому же там много моих личных соображений, подтвержденных только моей интуицией.
- Ты так увлечен этим делом... Кира поражает своими способностями.
L поднялся с постели и лениво осмотрел помятый свитер. Лайт поймал себя на том, с каким нездоровым интересом он наблюдает за небрежными движениями лохматого парня. Тот медленно стянул мятую одежду и начал рыться в шкафу. Горячие руки обожгли спину, скользнули огненными полосами на грудь и замерли. Лайт почувствовал пробежавшую по коже L дрожь и отпустил. Через мгновение он уже опять невозмутимо восседал за компьютером, ощущая твердую почву под ногами.

L хмуро смотрел в его спину, кровь глухо шумела в ушах, билась в груди. "Если Лайт - Кира..."
Опасность... возбуждала.
Жизнь L всегда была опасной, но теперь все его натренированное сознание буквально захлебывалось от ощущения остроты бритвы, по которой он ходил.

- Что думаешь о моих выводах?
Лайт пощелкал мышкой, еще раз пробежал глазами текст и, наконец, бросил хмурый взгляд из-под светлой челки.
- Ты слишком на нем зациклился, как на личности!
"Что-то ты слишком рассердился", - подумал L.
- Конкретнее.
Лайт откинулся на спинку стула и позволил челке упасть на глаза. Теперь его взгляд был вызывающим, манящим...
- Ты, - он помедлил, проводя языком по губам, - влюблен в свою жертву. Ты восхищаешься им и жаждешь его. Эта загадка его способностей, его вызов тебе лично... Вы похожи. Если бы у нас была возможность форсировать события и ускорить их... В этой гонке преимущество на нашей стороне.
L заметил, что тон Лайта стал более деловым, и привычное спокойствие вернулось к нему.
- Если ситуацию накалить, рано или поздно он оступиться. Весь вопрос в том, чтобы прижать его.
Лайт кивнул, соглашаясь, поднялся со стула и сделал шаг к L.
- Тебе бы этого очень хотелось, да?
Он сделал еще один шаг.
- Прижать его?
L невольно попятился. Отвечать на подобное он не собирался.
- Тебе бы очень хотелось ощущать его поколебавшуюся уверенность?
Шаг.
- Дышать в спину?
Еще шаг.
- Постепенно отрезая все пути для бегства... Загнать его в угол и... триумфально защелкнуть наручники?
L наткнулся спиной на шкаф, глядя в упор в сверкающие золотом глаза прямо напротив своих. Сердце стукнуло глухо, рвануло из груди. Но взгляда он не отвел. Пасовать он не собирался.
- Ну же, скажи мне. Что ты думаешь о моих выводах? Верно я оценил природу твоей страсти?
L не выдержал и сделал шаг в сторону, но Лайт схватил его за руку и припечатал спиной к злополучному шкафу. Все тот же непроницаемый взгляд, но на шее бешено бьется жилка.
- А еще знаешь, что я думаю? Ты приписал Кире мои личные черты, подогнал факты к своей теории и упиваешься своей мечтой о разоблачении!
Глаза Лайта презрительно сощурились, губы скривились. Ладони сжались в кулаки, захватывая одежду. L почувствовал, как его сильно тряхнуло, и очутился на полу, прижатый сильным телом.

- Но это не я! Не я!!! Я - НЕ КИРА!

Лайт резко поднялся и плюхнулся на кровать, спиной к L.

глава 3
.....
20.00

- Ты ничего странного за L не заметил сегодня?
- Нет, папа, а что?
Комиссар полиции нахмурился и отошел от сына за мгновение до того, как лохматый снял наушники. Тонкие пальцы поднесли ко рту очередную чашечку кофе. L покосился на Лайта и облизнул губы. Дрожь приятно взбудоражила организм, пробежавшись по спине.

....

23.00

- Ложись уже, поздно.
- Лайт, я же говорил тебе, я выносливый, - L все же встал, подошел к кровати, сел, - А ты поспи, тебе вредно для здоровья пропускать ночной сон.
- Хочешь сказать, я слабак?!
Лайт рывком сел, не рассчитал расстояния и столкнулся лбом с L. Но тот не стал отодвигаться. Коснулся еле ощутимо дыханием губ подозреваемого. Не желая оставаться в долгу, Лайт откинул голову назад, посмотрел долгим взглядом из-под ресниц, облизнул губы. L, прищурившись, глубоко вдохнул, облокотился на руку, уперев ее о пространство между разведенными ногами Лайта. Тот подвинулся ближе...
Словно опомнившись, Рюдзаки убрал руку, невзначай проведя по ширинке, встал.
- Ты бы переоделся. Не спи в одежде.

.....

01.00

Лайт открыл глаза и увидел свое отражение, вжался в подушку.
- Задремать уже нельзя, - хрипло проговорил он, сглотнув. Чувство близости чужого тепла не оставляло его.
- Я же сказал тебе переодеться.
Лайт осторожно, словно не доверяя себе, поднялся, встал с другой стороны кровати, прошел к шкафу. Вспомнил.
- Ключи.
- Конечно.
Отперев замок, снял свитер, футболку. Горячий шепот в шею, мягкое касание мочки уха.
- Что ты делаешь?
- Я? - донеслось от компьютера, - жду, когда ты закончишь переодеваться.

.....


02.00

Шум заставил опять раздеться. L сидел за компьютером, но не в своей любимой позе, а развалясь, широко расставив ноги. Футболка небрежно скомкалась на полу. Тонкая кисть небрежно покоиться на ширинке, вторая рука бегает по клавиатуре.
Лайт тихо встал и подошел сзади, опустил руки на обнаженные плечи, скользнул вниз по груди, очерчивая линии мышц.
- Когда только тренируешься?
Только при звуке голоса L поднял голову, посмотрел снизу вверх на Лайта, прикусил губу. Заворожено следя, как медленно появляется капелька крови, наклонился, слизывая языком. L прикрыл глаза, вздохнул.
- Я работаю, Лайт.
- Кхм... Ок.

.....


02.10

Поменял позу, поставив одну ногу не стул.

.....


02.25

Уперся подбородком в кулак, лежащий на колене...

.....


03.50

- Что не спишь?
- Смотрю на тебя.

.....


04.10

Лайт потер глаза, нещадно хотелось спать. Это противостояние он проигрывал. Но засыпать уже поздно. Рассвет.
- Пошли в главный зал? Мне пришли кое-какие идеи.
- Через десять минут, ладно?

.....


07.00

- Тебе кофе налить?
- Давай.

.....


09.00

- Лайт, ты что такой сонный?
- Все в порядке, пап.

.....


12.00

- Поешь, легче станет.
- Что-то меня тошнит.
- Ты бы кофе пил поменьше.

.....


19.00

- Выспись, сын.
- Ладно, пап. До завтра...

.....


23.00

- Не пойдешь спать? Я могу и там продолжить?
- Все в порядке. Я тоже выносливый.

.....


00.20

- Лайт, иди сюда.
- А? Сейчас.
Лайт подвинул стул, склонился к монитору. Ухо обожгло дыхание:
- Этот график я составил две недели назад. Теперь посмотри сюда...

.....


02.45

L крепко прижался животом к спине Лайта, через плечо рассматривая факс у того в руках.
- Интересно...
Лайт поднял мутный взгляд, кивнул рассеянно.
- А ты попробуй учесть фактор времени и периодичности одновременно.
- Ага.
L насмешливо посмотрел на Киру. Хм...

.....


04.00

- Доброе утро, Лайт. Хочешь булочки, правда, они очень сладкие.
- Пофиг, давай.

.....


10.00

- Здесь ошибка. Или опечатка?
- Может быть. Что-то у меня голова кружится.
- Давление упало, наверно. Выпей кофе.
Лайт сглотнул.
"Надеюсь, L не успел добавить туда килограмм сахара..."

.....


14.00

- Лайт-кун! Мама передала тебе пирожных.
- L?
- ДА, Лайт?
- Хочешь?
- Конечно, хочу!

.....


16.00

- Я беспокоюсь за тебя.
- ...Я просто не заметил, что стул отодвинут... - пробормотал Лайт, потирая ушибленное бедро.
- Лайт?
- Я говорю, что не заметил, что стул отодвинут!

.....


23.00

- И долго это будет продолжаться?
- А что не так, Кира?
- КИРА?!
L склонил голову набок и тронул кончики волос свободно свисающей челки, наматывая на пальцы.
- Лайт, ты же гений, как и я. Моя вероятная замена, если вдруг что-то случится. Так что ночь-другую можем поработать внеурочно.

.....


00.10

Лайт встал.
- Я хочу кофе.
- У меня еще в чашке осталось, хочешь?

.....


00.20

- Я хочу кофе.
L небрежно поднялся, засунув руки в карманы джинсов.
- Ну, пошли сходим.
- Эти джинсы. Они тебе явно велики.
- Уверен?

.....


03.30

- Много там еще?
- Посмотри сам.
Лайт поднялся, подошел к факсу.
- Ё-моё...

.....


05.10

- Лайт!
-...
- Лайт!!!
- Чего тебе?
- Я думал, ты уснул.
- Не дождешься.

.....


07.00

- Не пей столько кофе. Сердце не выдержит.
- Пошел ты!

.....

00.55

- Я все закончил. Проверишь?
- Подожди, мне тоже надо закончить.

.....


01. 30

- L!
Лайт не дождался ответа и дернул за цепочку наручников. Рука Рюдзаки дернулась, столкнув по пути пустую чашку на пол.
Лохматый поднял укоризненный взгляд на Лайта. Не дождавшись извинений, опять уставился на экран.
- Если такой слабый, поспи на стуле.
- ...

.....


02.00

- Лайт, давай свои результаты.
- Ммм.
- Лайт?
- ...
- Кира?
- М... Все равно не сдамся, - Лайт облизнул губы, повернулся во сне и свалился со стула.

 


глава 4.


///

Ненавижу.
Ненавижу.
Убью.
Лайт открыл глаза.

- Доброе утро, Лайт-кун. Как спалось?
Парень потянулся, выгнул спину и, ослепительно улыбнувшись, вскочил с постели.
- Отлично! Как там мои результаты?
Рюдзаки с сомнением покосился на бодрого, чересчур жизнерадостного подозреваемого. Щеки порозовели, взгляд ясных карих глаз притягивал. L провел рукой по лицу, отгоняя наваждение. Потом улыбнулся в ответ.
Лайт насторожился: конечно, он проиграл в этой схватке со сном, но в кое-чем другом не собирается. L же готовым к противостоянию не выглядел. Он... Что?
Рюдзаки плавно поднялся и сделал шаг навстречу. Руки его, не встречая сопротивления, приподняли пижаму, нежным касанием поползли вверх по животу. Лайт замер, только по коже побежали мурашки, мышцы живота напряглись.
- Восстановил свои силы, Лайт-кун? - ласково спросил L, убирая руки.
- В-вполне.
Лайт посмотрел на компаньона исподлобья, прочертил взглядом по линии подбородка, остановился на ямочке на шее, коже, открытой воротом свитера. Встретил глаза L и чуть заметно приоткрыл губы.
- Уже поздно, может, примем ванну вместе?
Рюдзаки приподнял бровь и усмехнулся, откинув волосы с лица.
- И кто кому будет тереть спинку?
Он его дразнит? Знает, на что идет? Но ведь всего несколько дней назад вел себя так...
- У тебя девушки были? - спросил Лайт напрямую, наблюдая за его реакцией.
Продолжая так же улыбаться, не отводя глаз...
- Нет. А что?
Именно сейчас ванна показалась такой далекой. Да и стены комнаты отодвинулись, окружая молодых людей непроницаемым маревом ожидания. Дикое напряжение сверлило мозг. Он принял вызов, но готов ли я? Ненависть не давала успокоиться. Ненависть душила, пропитывая сердце ядом желания обладать.
- Так идем?
- Только после тебя.
L снял наручники с обоих, стал раздеваться.
- Там довольно тесно будет, так что оставь одежду в комнате.
Лайт пожал плечами и потянул пижаму.
L раздевался дольше. Его сутулые плечи распрямились, и Лайта прожгла молния воспоминая: Рюдзаки сидит к нему спиной, раздетый по пояс...
Теперь он понял, что тогда так возбудило его. Спина L не казалась такой сутулой, как в одежде. Скорее хрупкой, с тонкими выступающими косточками лопаток, но властными полосками мышц.
- Мне говорили, что у меня неспортивное телосложение, - понял его взгляд Рюдзаки.
- И поэтому ты приложил все усилия, что бы это исправить, да?
- Что-то в этом роде.
Повисло настороженное молчание.
Наконец, L повернулся и пошел в ванную, Лайт двинулся следом, ступая осторожно, словно боясь упасть. У двери Рюдзаки почему-то замешкался, и парень наткнулся на его спину. Все бы ничего, только... если бы не эта бархатистая кожа... L замер, позволяя прикоснуться к плечу губами, сам вжимаясь спиной в горячую грудь. Рывком развернув его и прижав за плечи к стене, Лайт наконец-то ощутил вкус его губ, властно раздвигая их языком, кусая их.
Рюдзаки сдался, поднял до этого момента безвольно висящие руки, обхватил кареглазого мальчишку и притянул к себе. Лайт ощутил, как смягчились губы, чуть не задохнулся от рванувшего в груди жара, оглох от отбивающего чечетку сердца.
Ненавижу тебя.
Стоять стало трудно. Дышать невозможно. Лайт оторвался от губ, провел языком по скуле вверх, поймал мочку уха, спустился по шее до ключицы. Чувствуя, как L прижимается к нему сильнее, Лайт осторожно опустил его на пол, лаская живот, проводя ладонями по бедрам, внутренней стороне бедер.
- Лайт-кун...
Ладонь легла на узкие, приоткрытые губы. Поцелуй в солнечное сплетение, выгнувшее гибкое тело... Чувствуя, что пальцы попали в плен горячего рта, Лайт зажмурился, вздрогнул... и откинул все сомнения.
Он ощутил напрягшуюся плоть Рюдзаки, провел ладонью вверх и вниз, припал губами к головке. Дернувшись, член стремительно увеличился, ткнувшись в губы чуть отстранившегося Лайта. Ощущаемое ранее головокружение превратилось в ураган. Мысли разлетелись, тяжесть легла на сердце, затрудняя дыхание.
Облизнув выступившую влагу, опьянев от смелости, ринулся вниз, нежно и осторожно принимая чужую плоть и вздрагивая от волн возбуждения. Посасывая пальцы Лайта, Рюдзаки раздвинул ноги, провел рукой по своей ноге, взъерошил волосы парня.
Лайт оторвался, посмотрел в расширенные зрачки L. Грудь его учащенно вздымалась, дыхание было поверхностным, будто не хватало сил вдохнуть до конца.
- Я хочу тебя, Лайт-кун.
- Кх, - сглотнул тот, - мда... я... Пол холодный.
L прикусил губу и поднялся. Взгляд его на все еще сидящего на коленях Лайта был задумчив, но глаза лихорадочно горели.
В этот момент раздался звонок. Лайт подскочил к телефону.
- Да... мы... Да, мы скоро будем...
Когда он оглянулся, L по-прежнему стоял, задумчиво рассматривая его.
"Кира..."
Качнувшись, Рюдзаки подошел к сваленной на постели одежде.
"Ненавижу..."

 

 

глава 5.

 

////
- Пока будем здесь, я сниму наручники. Не стоит зря шокировать народ...
- Рюдзаки, ты уверен, что мы найдем здесь что-то полезное?
- Я не уверен, но сегодня понедельник и посетителей почти нет. Так что можно искать без помех.

Лайт расписался и кивнул библиотекарше, принесшей распечатки.
- Ок, я готов. Итак, мы ищем... L... ты рехнулся?!
Рюдзаки следил за Лайтом, раз за разом пробегающим глазами список.
- Я ничего не оставляю без внимания. У нас почти нет зацепок сейчас, так что попробуем отработать эту версию.
- Ты все про эти записки?
- "Боги любят яблоки, L, запомни". Что-то в этом есть, я чувствую.
Лайт поджал губы и направился вглубь ряда стеллажей. Книги в основном были представлены в разных изданиях, но, видимо, пользовались спросом. Несколько он вообще не нашел, другие имели настолько потрепанный вид, что было просто боязно брать их в руки.
- Рюдзаки, ты чем занят?
- Ищу что-то, что не попало в список. В конце концов, девушка могла неправильно понять наш заказ.
Лайт облокотился на стеллаж, раскрыл "Оккультизм и забытые культы древности". Какие же они забытые, если их можно описать?..

...Два часа спустя...

- Ты веришь в существование богов, L?
- Что-то нашел? - раздалось с другого конца зала.
- Просто не может же это быть правдой.
Рюдзаки вышел из-за стола и направился за новой порцией книг. Лайт заинтересовался оставшейся лежать на столе тетрадью, подошел.
- Так ничего и не нашел? Зря мы пришли.
- Нет, - L вышел из ниши с журналом, - кое-что интересное есть...
- Ты же так ничего и не записал.
- Потом...
Лайт пожал плечами и вернулся к своей стопке книг у стеллажа. Он не нашел ничего и не видел смысла таскать книги туда-сюда.

...Час спустя...

- L! А что, если Кира просто возомнил себя богом и сам любит яблоки?
- Тогда это точно, что ты - Кира.
- РЮДЗАКИ!
L вошел в его нишу, посмотрел на раскрытую книгу.
- "Жизнь после смерти или Несмываемые грехи"... Это тебе зачем?
- Какая разница! Причем тут я?
- Так это твоя мама вечно присылает нам яблоки, утверждая, что дома ты их много ел.
- Но здесь-то не ем!
L снисходительно скривил губы.
- Хочешь сказать, я специально скрываю свои желания?
Теперь уже L открыто ухмылялся. Рука его скользнула по джинсам, легла на ширинку, придавливая и лаская.
- Черт возьми, Рюдзаки!
Продолжая ласкать, L припал губами к пульсирующей жилке на шее, поцеловал выше, легонько лизнул. Лайт опустил голову и расслабился. Зачем он это делает? Все еще думает, что я Кира? Хочет соблазнить меня?
Не хочу играть по его правилам!
- Не боишься быть так близко с преступником? - тихо проговорил он.
L отстранился, молча встал на колени и расстегнул ширинку, приспуская джинсы.
- Преступником, говоришь? - выдохнул он и обхватил губами головку.
Лайт прикрыл глаза и схватился за полку. Время вздрогнуло и остановило свой бег.
- Кира. Кира. Кира... м... Как ты меня с ним достал...
- Ревнуешь? - оторвался от напряженной плоти L, его ладонь крепко сжимала член, проводя по всему основанию. Поцелуй оставил розовый след на бедре.
Рюдзаки поднялся, прижал безвольного парня к полкам, впился губами в приоткрытый рот и вдруг отстранился. Лайт попытался вырваться, но L перехватил его руки, заводя за спину, заставляя прогнуться. Прижавшаяся к ягодицам обжигающая плоть вызвала панику. Лайт дернулся, стараясь пнуть под колено насильника, но получил подсечку и стукнулся носом об полку. Сознание поплыло, с трудом возвращаясь. Рюдзаки силой заставил расставить ноги, с усилием провел свободной рукой между полушарий, остановился на сжавшейся дырочке, мягко нажал.
- Учти, у меня это первый раз, так что... я могу быть несколько неуклюжим.
- Прекрати! Я тоже не...
- Ты что?
Лайт чувствовал прикосновение головки и отчаянно старался уйти с линии атаки, увернуться.
- Ну что ты елозишь? Ты сам этого хотел.
- НЕТ!
Лайт, преодолевая боль в плечах, обернулся.
- О! Так ты хотел бы быть на моем месте, Кира?
Зрачки Лайта расширились и выступили слезы.
- Прекрати, Рюдзаки, - тихо произнес он.
- Почему?
Вопрос поставил того в тупик. Пригрозить полицией? Лайт представил, как рассказывает отцу, что его изнасиловал L...
Ненавижу!
- Хотя бы подготовь меня...
- Как?
Лайт вздохнул, скрипнул зубами, отворачиваясь.
- Ты вообще не представляешь, как занимаются анальным сексом?
- Никогда не интересовался, а ты?
- А я... Черт, Рюдзаки! Я должен тебе объяснять, как меня надо насиловать, что бы ни мне, ни тебе не было больно?
- А мне будет больно? - искренне удивился L. Лайт застонал и тут же напрягся, почувствовав влажный палец, нежно проталкивающийся внутрь.
- Ты ведь все равно это сделаешь?
L остановился.
- Ну если ты сознаешься, что ты - Кира, то нет.
Лайт заморгал, опять обернулся. Рюдзаки смотрел на него спокойно, только дышал не ровно. Почувствовав, как увеличилось давление пальца, замотал головой.
- Да сколько же можно? Не Кира! Не Кира Я!!!
Палец проник на половину, массирующим движением двинулся назад, к нему присоединился второй, растягивая, заставляя скрипеть зубами от боли. Да кому это нужно?
- Ладно. Уговорил.
Рюдзаки удивленно моргнул. Лайт расслабился и резко подался назад, навстречу пальцам.
- Теперь можешь попробовать войти.
- Кхм. Как хочешь.
Рюдзаки отпустил парня и отстранился. Лайт от неожиданности замер, медленно повернулся, растирая руки.
- Теперь в этом нет смысла.
- Готов на все, да?
L не понравилась его ухмылка. Места в проходе было мало, и он не успел увернуться от кулака, врезался в стеллаж, сполз не пол.
Рука блокировала удар ноги, метивший в голову. Лайт вывернулся из захвата вскочившего L, ударил в затылок, повалил на пол.
Рюдзаки пришел в себя лежащим на животе со спущенными штанами. Лайт давил на него тяжестью тела.
- Хоть ты и передумал, но я уже возбудился, так испробуй это на себе!
Пальцы прошлись по щели, вдавливая, сминая сопротивление, проникли внутрь, не жалея. Голова малолетнего насильника кружилась от вседозволенности и неконтролируемой злобы. Отомстить за унижение! Выместить боль!
L не сопротивлялся, его руки в захвате были расслаблены. Повернув голову, он спокойно смотрел на Лайта. Встретившись с ним глазами, тот понял:
- Ты хочешь этого?
Рюдзаки серьезно кивнул. Ничто не говорило о том, что ему больно. Лайт очнулся, движения его стали мягче. Пальцы задели чувствительное место, массируя. Зрачки L расширились, с губ сорвался стон. Только сейчас его тело напряглось.

 

 

глава 6.


////
Лайт медленно вошел в узкое отверстие. Головка проскользнула с трудом, дальше стало больно, уздечка натянулась.
- Больно?
L прикрыл глаза, переводя дыхание. Кивнул. Опущенные руки упирались в пол. Лайт сглотнул, подался чуть назад, потом вошел глубже. Совершая медленные поступательные движения, погрузился полностью. Замер, давая возможность привыкнуть. Руки скользнули по спине Рюдзаки, задирая одежду, лаская кожу. Он перекатился на бок, увлекая L, заставляя поджать ноги. Рюдзаки схватился рукой за бедро Лайта, отстранился и тут же подался назад, насаживаясь.
- Я пока сам, ладно?
Лайт уткнулся в его шею, вдыхая запах шелковистых лохматых волос. Волна удушающего удовольствия поднималась от низа живота подобно грозному шквалу, неумолимо и угрожающе застилая горизонт, накрывая с головой.
L застонал в голос, вскрикнул, схватился рукой за член, сжимая. Лайт обхватил его за бедра, уже не думая ни о чем, с силой насаживая на себя, тяжело дыша. Когда он почувствовал, как содрогается тело Рюдзаки, ощутил сокращение мышц внутри, алые пятна застелили глаза. Он кончил через мгновение, судорожно прижимая к себе хрупкое и одновременно сильное тело.

L вдохнул глубоко и медленно выдохнул, успокаиваясь. Отстранился.
- Пожалуй, это неплохой способ очистить на время мозги.

В штабе вечером собралось много народа.
- Ну, и как ваша вылазка?
Лайт с независимым видом покосился на L, устремившего взор в потолок.
- Да с самого начала это было не очень хорошей идеей. Зато я теперь могу сдавать экзамен по оккультизму и религиоведению вообще.
Рюдзаки посмотрел на свои руки, на вновь блестевший на запястье наручник.
- Есть кое-что. Лайт нашел книгу по теории загробной жизни.
- А? Ну да, - не сразу опомнился Кира. То есть Лайт, конечно.
- Ты бы отдохнул, Лайт-кун, столько работал сегодня. Я сам все расскажу.
Лайт пробежал глазами по лицам присутствующих и вздохнул.
- И как я пойду, если прицеплен к тебе?
Возникла пауза. Неужели L стал рассеяннее?
- Нет проблем, - и Рюдзаки пошел к выходу.

Лайт лег на постель. Сцепленные обычными наручниками руки заныли.
- Почему ты так уверен, а? Почему?
- Ты пытался скрыть важную информацию, Кира.
- Я... Я забыл, вот и все! Могу я забыть?
- Ты? - L иронично приподнял брови, - Ты - нет.

Он вернулся поздно, Лайт не смог уснуть и залез в компьютер, вчитываясь в новые выкладки, в отдельном файле делая свои. Все сходилось, ненависть тоже могла быть объяснена.
- Ну как?
Лайт с сомнением еще раз прочитал напечатанное и ушел к кровати. Рюдзаки час просидел за компьютером молча, наконец, оторвался, задумчиво грызя ноготь.
- Если это действительно так...
- То я Кира.
- Действительно, время твоих занятий, личные характеристики... Но ведь под такие параметры попадают многие школьники.
- Но ты весьма умело сократил тогда число подозреваемых, а смерть Рэя...
- То есть ты теперь уговариваешь меня, что ты - Кира? Я правильно понял?
Лайт отвернулся от него, подложив сцепленные руки под щеку.

...

- Лайт...
Руки обняли и притянули к себе.
- Это действительно ты?
- Не знаю. Я не помню. Есть вещи, которые я не могу вспомнить и они относятся как раз к тому времени, когда я мог что-то делать.
- Потеря памяти тебя не спасет. Но нужно еще узнать способ убийства.
Лайт развернулся и положил ладони на грудь Рюдзаки, отталкивая его. Я же всегда хотел быть борцом за справедливость, работать с отцом... Но этот Кира. Если бы это действительно был я, то мои действия были бы именно такими. И тогда... Я бы сделал что-то, что позволит мне оправдаться, завоевать доверие L, узнать его имя...
Рюдзаки заметил изменившееся лицо Лайта.
- Что-то понял?
- Я...
Поцелуй вышел страстным. L ответил с неожиданной силой и желанием. Лайт подумал об этом надоедливом поп-идоле, донимавшем его все эти дни. А ведь она должна что-то знать? Или не должна?
Ноги переплелись, жесткая ткань джинсов причиняла боль увеличившейся плоти...
- Может, снимешь их?
- Я обещаю тебе, Рюдзаки, что если я вспомню, я все расскажу.
- Может быть... может быть... Только теперь моя очередь.
Лайт кивнул, развернулся на спину, снимая брюки, стаскивая рубашку.
Прикосновение обнаженного тела возбуждало и затмевало сознание. От поцелуев на спине оставался горящий огнем след поражения.

...

Два месяца пролетели в будоражащем ритме. Рабочие дни, когда Лайт и Рюдзаки делали вид, что ничего не произошло. Ночи - страстные, наполненные огнем надежды и обретающей плоть ненависти.
Лайт не мог перестать думать о словах Рюдзаки, сказанных на свидании с Мисой.
Он хочет, что бы я оказался Кирой. Может, он превращается в страстного любовника только поэтому? Видя его угрюмое лицо перед монитором компьютера, Лайт боялся. Боялся того, что все не так, что он был всего лишь игрушкой Киры. Он и эта Миса...
Когда же закрутилась эта канитель с корпораций...
- Я люблю тебя, Рюдзаки...
- М.... Лайт, скоро расследование закончиться и все...
- Да, скоро... Но я не забуду тебя до самой смерти.

...

Ночью Лайт был груб. Рюдзаки чувствовал его злость и не мог понять, в чем дело. Вроде они поймали еще одну игрушку Киры, по данным тетради он не мог быть убийцей, но... 13 дней...
Лайт купался в своей ярости. В своей боли. В своей горящей синим пламенем ненависти. Все правильно. То, что он делает по-другому нельзя, слишком высоки ставки...
Вздрогнул от резкой боли в паху. Рюдзаки зажал зубами угол подушки, тонкие пальцы превратили простынь в морщинистую тряпку.
- Извини, - «Миса, наверное, уже нашла тетрадь. Скоро, L, скоро».
- Ты увлекся, Лайт-кун. Заигрался.
«Почему даже эта боль не может затмить ту, что сжигает изнутри? Пусть он умрет, но он не должен мучиться еще и из-за меня».
Прикосновение к спине было успокаивающим, движение внутри стало осторожным.

...

Когда убийства возобновились, Рюдзаки не удивился. Лайт вел себя слишком несдержанно. Ясно было, что он недавно все вспомнил. Его глаза... Они стали прежними. Глазами человека, способного не останавливаться ни перед чем ради идеальной цели. Извращенный путь он выбрал сам и не сойдет с него даже под угрозой смерти. Такого человека Рюдзаки готов был любить. До самой смерти.
- Лайт-кун, почему ты такой извращенец?
- Я? На себя посмотри.
Идеальный преступник. Идеальное оружие... Почти идеальное.
L улыбнулся и закрыл глаза.

...

Лайт потерял осторожность. Когда он разговаривал с Мисой, камеры фиксировали каждое сказанное им слово.
Но никто, кроме L, не сомневался в невиновности парня.
- Рюук, значит, да? Сделка...

...

- Рэм, боги смерти любят яблоки?
- У нас органы пищеварения устроены так, что мы не нуждаемся в пище.
- То есть, вы ни от чего не можете умереть?
Боги смерти, конечно, существа не особо разговорчивые, но с этим явно что-то не так. То, что рассказала ему Рэм, показалось очень интересным...

глава 7

- Ватари, я хочу попросить тебя кое о чем...
- Хорошо, господин Рюдзаки. Только вы уверены, что ОНО согласиться?
- Думаю, у нас немного вариантов...

...

Лайт спал. Его лицо мученически исказилось, губы пробормотали неразборчиво.
L наклонился ближе, прислушался...
- Нет, Рюдзаки... Я не могу...свернуть.
"Не можешь, да? Я знаю, Лайт-кун."
Утро было в самом разгаре, но они работали допоздна. L задумчиво вышел из спальни. Теперь они редко ночевали в одной постели. Звон колоколов привлек его внимание. Выйдя на площадку, Рюдзаки задумался: все ли он предусмотрел. Опасно конечно, но он должен это увидеть.
Дождь хлестал по лицу. Сильные, острые струи били, вытравливая страх, но вместе с ними уходило что-то важное, без чего невозможно жить. Он всегда думал, что эмоции только мешают, и оказался прав.
L почувствовал приближение Лайта еще до того, как он появился. Крикнул что-то. Рюдзаки было уютно под покровом ливня, спокойствие, звон колоколов и смирение с неизбежным...
- Что ты делаешь здесь в такое время, Рюдзаки?
- Просто колокола сегодня... Особенно громкие, - «они бьют в твою честь, ставший таким дорогим мне, Лайт».
- Сегодня чудная погода, ты не можешь их не слышать, - "или они отбивают последние минуты моей жизни?"
- О чем ты говоришь, Рюдзаки? Не говори бесполезные вещи, возвращайся назад.
«Действительно, я сделал все, что хотел, теперь уже все бесполезно. Но я всегда говорил...»
- Я держусь на расстоянии ото всех и никому не верю...
«Пожалуйста, не смотри на меня такими глазами. Я так жалок, что противен сам себе».
- Да, это так. Ты такой же, как я, Лайт. В этом все и дело.
- Что ты имеешь в виду?
- С самого рождения, ты когда-нибудь говорил только правду? - «Ты и вправду любишь меня, Лайт?»
- О чем ты, Рюдзаки? И правда, я иногда лгу. Однако, нет ни одного человека, который бы никогда не лгал. Даже так, я не хочу лгать, если это навредит тем, кого я люблю. Вот мой ответ.
«А ведь ты обещал сказать мне, если вспомнишь. Ты не сказал, и мне пришлось продолжить охоту на Киру... Но время сомневаться прошло, не так ли? Ты понял это раньше меня».
...

«Прости, Рюдзаки. Ты не выдержишь правды, тебе лучше умереть. Я не хочу ставить тебя перед выбором. Я не хочу за решетку. На кону судьба мира».
- Что ты делаешь, Рюдзаки?
«Какой к черту массаж? Ты никогда не позволял себе подобного днем...»
Глядя, как нежно L вытирает его ступни, Лайт не выдержал. Капли, упавшие на кожу, были слезами вечности, стенающей по преданной людьми Любви.
- Мне грустно.
- ...? - Лайт вздрогнул.
- Скоро ты все поймешь... В конце концов, все будет хорошо.

...

Рэм не выдержала. Не глядя на проклятого Киру, сорвалась с места, выхватила тетрадь...
- Подожди, Рэм.
Ватари смотрел на нее грустными влажными глазами. Обреченный старый человек. Не время рассуждать, Миса в опасности!
- Мы не тронем Мису. И откажемся от эксперимента. И ты останешься жива... Если это можно так назвать.
Рэм посмотрела на свою руку, сжимающую перо, на написанное имя...
- Поздно. Я не могу позволить вам жить.
- Все идет по плану Лайта, да?
- Не говори мне о нем!
- Рэм, мы уже приняли лекарство. Примерно через минуту я окажусь в состоянии, близком к смерти. То же произойдет с L чуть позднее.
Бог Смерти сложил тетрадь.
- Слишком поздно, я уже написала твое имя.
Ватари вздрогнул, опустил глаза, тяжело оперся на подлокотники кресла.
- А Рюдзаки?..
- Еще нет.
Ватари тяжело и судорожно вздохнул. Его напряженные руки затряслись.
- Я знал, что все не может быть так гладко... Хорошо, что он останется жить... Но ты, Рэм?..
- Со мной все кончено.
Силуэт бога растворился во тьме. Вся наша жизнь... Что там, за чертой?
- Я скоро это узнаю...
Глухо стукнуло в груди, невидимая рука схватила за сердце, рванула из груди, не заботясь о тянущихся за все еще бившимся органом полосах плоти и нитях сосудов. Ватари неверяще схватился, смял рубашку, ощупывая целую грудную клетку... "Сигнал! Надо успеть подать сигнал!"

...

- Ватари. Ватари!
Загорелись один за другим белым невидящим светом мониторы. Испуг исказил отразившиеся в них лица. Лайт смотрел широко раскрытыми глазами и явно отказывался верить...
"Что ж Кира, все твои планы всегда воплощались в жизнь..."

- Я приказал Ватари удалить все данные, если случиться что-то неожиданное.

«... блестящим образом. Нужны ли исключения? Не знаю...»

- Шинигами, ее здесь нет.
- Не может быть!

«...что ждет меня, но ты жди... Я тоже буду... ждать...»

- Всем! Шинига...

«...Началось... Ты успел поймать меня, мой единственный? Смотришь и не веришь. Ты же хотел этого. С самого начала хотел. Твои глаза, что с ними? Это... Что я наделал?! А сил уже нет. Нет, только не это... Это безумие.. так идет тебе...»

....

Лайт почувствовал, как мешающее нормально существовать безумие покидает его, умирает в нем. Медленно тонет в этих почти всегда непроницаемых глазах, словно затянутых тонирующей матовой пленкой, бесследно растворяется в их абсолютной глубине. Он физически ощутил груз, отцепляющийся от человеческой души, освобождающий его для нового мира. В последний раз видя свое отражение в умирающих по его плану глазах, Лайт почувствовал как губы сами собой расползаются. Еле сдерживая оскал, он смотрел до конца, до самого последнего мига, последней дрожи прямых, длинных ресниц. Груз, наконец, сорвался полностью, и, бешено кувыркаясь, устремился в никуда, царапая, разрывая плоть внутри, сминая остатки человеческого...

- Что? Что произошло?! Рюдзаки!!!
- Лайт...
План сработал, можно продолжать.
- АААААААААААААА!
...

- Я обязательно отомщу за Рюдзаки. Ради Ватари и других жертв. За каждого.
«Эти жертвы не будут напрасны. Больше у меня нет препятствий. Я - Бог нового мира.»


Эпилог

Как такое могло произойти?
Как?!
Больно. Больно. Как же болит рука.
Это настоящая боль.
Я боюсь.
Почему никто не смотрит на меня?!
Я еще живой!!!
Я еще...
Как холодно.
Я не хочу такого конца...
Рьюк... Спаси меня..
Я... устал.
Я хочу попробовать еще раз, хочу увидеть... его...
Какое убогое место. Все, у меня нет больше сил.
Рьюк!
«В конце концов, мы смогли победить скуку, да, Лайт?»
Боль.
Да, Рьюк. Смогли.
Ты, Я
и Рюдзаки.
- Да, мое непреодаленное препятствие?
- Да, Лайт-кун.
- Мы ведь еще встретимся?
- Конечно, Лайт-кун. Ведь все твои планы...


@темы: фанфы, Лайт, L